Feb. 15th, 2017

panda666: (Default)
12, Mg, Магний, 24.312
Игра Эндера


Космические корабли ярко горели в межзвездном вакууме. Они были как минимум в сотню миль длиной. Крошечные кораблики Космических Сил сновали туда-сюда посреди пылающих остовов, уклоняясь от лучей смерти флота Пришельцев когда могли и умирая в ином случае. На стороне Космических сил было мужество. Численный перевес был на стороне Пришельцев.
– Это какая-то бессмыслица, – сказал раздраженно Эндер. – Как они могут гореть в открытом космосе? Там же нет воздуха. Это глупо.
– Обшивки сделаны из чистого магния. Пришельцы дышат кислородом. Одно прямое попадание и они вступают в реакцию. Неужели так трудно в это поверить? – спросил его инструктор юного военного гения. – Давай проверим твои навыки. Принимай управление. Покажи мне, насколько хорош.
Эндер подобрал геймпад, сдвинул силы вдоль семи векторов за раз, запустил плазменные торпеды, и внезапно добрая четверть флота Пришельцев запылала. Потом он отбросил контроллер в сторону.
– Это тупая игра. Не осталось там «Чиз Дудлз»? – в поисках он запустил руку под диванные подушки.
– Пожалуйста, – взмолился инструктор со слезами в глазах. Он был генералом и тем, кто убедил Правительство Земли вверить всю свою оборону в управление одному прыщавому мальчишке. Пришельцы были лучшими стратегами, чем взрослый человек, равно как и лучшими тактиками. Единственным, что имело смысл, было передать все Космические силы одному мальчику, а затем (для того, чтобы он не оцепенел от ответственности) скрыть от него реальность ситуации. – Получишь мороженое, если выиграешь. С шоколадной крошкой!
Глаза Эндера засияли. Он схватил геймпад и запустил серию команд. Космические Силы закрутились, развернулись... и исчезли в гиперпространстве.
Флот Пришельцев последовал за ними.
– Мы обречены! – взвыл генерал. Все линии векторов на дисплее сходились на одной маленькой бело-голубой планете. – Ты ведешь Пришельцев прямо к Земле.
– Они тоже так думают, – Эндер укусил губу и поерзал на диване. Его большие пальцы слились в одно пятно. – Но посмотрите-ка на это. Наши корабли сжигают каждую унцию топлива, которое у них есть и – враг никак не сможет этого предсказать – эти вектора проведут их прямо через солнечную корону. Их обшивки огнеупорны – они смогут выдержать жар. Это вроде пращи даст им гравитационное ускорение в десять G. Точно в пределах выносливости экипажей.
– Но теперь они не могут маневрировать!
– Им и не нужно. Смотрите. Последний из наших кораблей покидает хромосферу солнца, а их первый входит.
Мелькнула вспышка света, как только испарился первый корабль Пришельцев.
– Видите? Магниевые обшивки, как вы и сказали. В огонь и привет, Пришельцы! – он метнул геймпад генералу. – Вот, ловите!
Генерал стоял в трансе, в то время как армада Пришельцев таяла, в одно мгновение угроза существованию человечества, а в следующее – лишь воспоминание.
– Это великий момент для человечества, – сказал он со слезами в глазах. Его большой палец двигался, вводя приказы для Космических Сил. Затем он нахмурился. – Они не отвечают. Они все еще направляются к Земле!
– Ага, довольно ловко, а? Я решил, они все равно без топлива, так почему бы им не уйти, хлопнув дверью. Поэтому я нацелил их прямо на родную базу.
– Но это ужасно! На таких скоростях они врежутся в нас с силой множества атомных бомб!
– Черт, – сказал Эндер. – Это всего лишь игра.
panda666: (square)
__________________________________
"1984. Дозуа, вернувшись к полемике о «поколении 80-х», начатой его прошлогодней антологией «Лучшие вещи года», отечески заявил: «Если говорить о некой упрямой эстетической „школе“, то таковой, скорее всего, будет группа писателей, специализирующихся на супержесткой перетехниченной белиберде, к которым по чистой случайности прилипло имя „киберпанки“, – это Стерлинг, Гибсон, Шайнер, Кэдиган и Бир». Однако в это же время в широких кругах использовались и другие варианты названия для данной группы писателей. Так, «The Village Voice» в рецензии на «Нейромант» Гибсона применил термин «техно-панк». Сами же киберпанки начали пользоваться термином «неоклассицисты» (публично) или «писатели в зеркальных очках» (между собой). (Позже Стерлинг даже подготовил антологию с рабочим названием «Манифест зеркальных очков» (вышел в свет в декабре 1986 года под названием Mirrorshades: The Cyberpunk Anthology.

1985. Винсент Омниаверитас опубликовал в журнале «Warhoon» статью о «Новой Научной Фантастике». Ее фирменный знак, говорит он, – это технологическая грамотность, концентрированное воображение, интенсивность фантастических идей и образов, глобальный взгляд на мир с точки зрения человека XXI века, а также «литературная техника, взявшая на вооружение все достижения „новой волны“, высокое литературное мастерство и в то же время утверждение приоритета содержания над стилем и смысла над вычурностью изложения». Особенностью Североамериканской НФ конвенции этого года, проходившей в Остине, было присутствие группы киберпанков в составе Стерлинга, Шайнера, Кэдиган, Бира, Ширли и некоего модератора, о котором никто до этого не слышал. К сожалению, конвенция закончилась полным хаосом, и шанс для вдумчивого анализа такого явления, как киберпанк, был упущен. Чарльз Плэтт, рассматривая данную группу в своем фэнзине «REM», написал: «Если „киберпанки“ хотят, чтобы их воспринимали всерьез (а их книги этого, несомненно, заслуживают), то первое, что им нужно сделать, – это выбрать себе ярлык поприличнее... Даже такой неопределенный ярлык, как „модернисты“, и то смотрелся бы лучше». Однако вскоре, в декабре, Дон Кеннеди озаглавил свой критический обзор в журнале «Twilight Zone» так: «Твердая, мягкая и киберпанк» – верный признак того, что термин проник в общеупотребительный лексикон.

1986. Норман Спинрад напечатал в «НФ журнале Айзека Азимова» статью, где для группы, как он выразился, «так называемых „киберпанков“», предложил название «нейромантики». В «Локусе» появилось письмо Джона Ширли, который, возмущаясь неаккуратным обращением с киберпанковской «обоймой», в частности сказал: «Кое-кто утверждает, что я приветствовал термин „киберпанк“. Я заявляю, что этот кто-то искажает мои слова. Я больше предпочитаю формулировку „Движение“ или даже термин „нейромантики“, предложенный Спинрадом». А вот Руди Рюкер в фэнзине «REM» заметил, что термин «киберпанк» «легко запоминается и заставляет вас думать. Этот термин – образец квалифицированного кодирования. И еще мне очень нравится эта ассоциация с панками... Я горжусь, что я – киберпанк». Гибсону же, напротив, кажется, что «спинрадовский термин „нейромантики“ раздражает даже больше, чем „киберпанки“ Гарднера». И еще одна статья появляется опять-таки в «Журнале Айзека Азимова». Ее автор, Майкл Суэнвик, употребив этот термин как нечто само собой разумеющееся, бесхитростно заявляет, что движение уже умерло, и объединяет киберпанков и гуманистов в одну общую группу – постмодернистов.

Брюс Стерлинг, старательно коллекционирующий навешиваемые на него ярлыки, обнаружил и приобщил к своей коллекции еще два – «технологи в законе» и «радикалы твердой НФ» (последний, например, появился в английском НФ журнале «Interzone»). Как он сам говорит: ad absurdum. И все же, несмотря на заверения самих писателей, что вопрос с ярлыками для них давно утратил остроту, стоит заметить, что во многом лишь благодаря этим ярлыкам все новые и новые читатели открывают для себя их творчество, давая им тем самым шанс на признание и славу. Более того – процесс изобретения имен, похоже, еще далек от завершения. "
__________________________________

April 2017

S M T W T F S
      1
2 345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 01:23 pm
Powered by Dreamwidth Studios